Странное везение Лу

Материал из Фантастика Елены Долговой
Версия от 09:46, 27 февраля 2018; Tyran (обсуждение | вклад)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск
Картина Иеронима Босха

Действие рассказа происходит в мире цикла "Геония".
Расширенная вресия рассказа была включена в роман "Предсказатели".


Сюжет

Вернувшийся с войны боевой капеллан Лу пытается избавиться от душевной травмы и посещает таинственное заведение, где клиентов утешают, позволяя вижеть чужие сны. Внезапно, вместо успокоения Лу получает моральную дилемму, которую невозможно разрешить.

Аудио-версия рассказа в исполнении Олега Булдакова

СЛУШАТЬ


Странное везение Лу

© Елена Долгова, 2007-2018

	Весна не наступала так долго,  будто  кто-то  календарь специально испортил. Дождь сменялся снегом, снег – ветром, ветер временами дул до того настойчиво, что сумел  разбить большую вывеску в виде луны, подвешенную в воздухе прямо над рестораном "Светило". Стайка прытких киберов тут же принялась собирать  осколки.
	Пока они сгребали пластик,  подсвеченные огнями улицы, понемногу наполнялись полуночниками, и никому из них не было до дела ни до плохой погоды, ни до неприметного человека в черном кожаном пальто. Лу погулял немного, а потом устроился в кафе за угловым столиком и сквозь стеклянную стену какое-то время  следил  за потоком разряженных людей.
	–У вас скучающий вид.
	–А вам что до этого?
	Тип за соседним столом,  похожий на бульдога в человечьем варианте,   оценивающе разглядывал   собеседника, очевидно, прикидывая, сколько у того осталось денег.
	–Скука – общая проблема нашей цивилизации, – задумчиво сказал он. – Чем больше возможностей, тем меньше они радуют. Иногда хочется чего-нибудь этакого… чтобы эксклюзив. Будете попробовать?
	–Нет, – буркнул Лу.
	–Речь, конечно, не о девках. 
	–Я адепт культа Разума и к тому же телепат. Моя религия полностью исключает наркотики.
	–Вы когда-нибудь теряли лучшего друга?
	–Я его не заводил. Ребенком играл с другими детьми. Потом были товарищи по учебе  и сослуживцы в армии. У меня легко находятся единомышленники, но нет близких друзей в том полном и всеобъемлющем душевном смысле, который у вас на уме.
	–Почему?
	–Мы – самодостаточная цивилизация.
	“Бульдог” задумался,  не зная, с которого подойти конца. Он явно пытался втравить Лу в одно из тех дорогих и жульнических развлечений, которые пышно  процветали в последнем сезоне. 
	–Может быть, у вас  на примете  потерянные родственники? – уже без особой надежды поинтересовался он.
	–Я понял, вы держите сыскное агентство.
	–Ничего подобного, иначе бы я не заговорил о развлечениях. Знаете, у каждого найдутся в прошлом  утраченные возможности – приятель, который мог бы стать выгодным партнером, красивая девушка, которую вы мельком видели на вечеринке…
	–Мы быстро забываем.
	–Я именно об этом – мы забываем, а позднее, если вспомним, обнаруживаем, что человек уже исчез. 
	–На такие случаи есть база адресов.
	–Если вы будете знать, кого искать, если этот человек вас не забыл, и если желание контакта хоть немного обоюдно. Хотите избавиться от одиночества? Наша компания предлагает совершенно уникальные услуги – сидя в специально сконструированном, расслабляющем кресле, вы лучше поймете себя и проникните в чужие сны – сны именно тех людей, которые зацепили ваше подсознание и представляют для вас потенциальный интерес. Вы нуждаетесь в друге – мы  отыщем вам друга. Сбежавшая невеста вернется,  руководство оценит ваши достоинства и…
	–Может быть, сбежавшая собака тоже вернется? Сколько?
	–Возьмите буклет. Цена не маленькая, но предложение того стоит.
	–Я не видел рекламы ни в сети, ни в газетах. Вы, наверное, понимаете с полуслова.
	“Бульдог” напоказ погрустнел, вроде бы, даже обиделся.
	–У нас ни в коем случае не притон. Лицензия –  вопрос ближайшего времени. Мы не идем ни против религии, ни против морали и не занимается извращениями. Вы платите всего пятьдесят монет за прокат оборудования. Конечно, никакой стимуляции низменных желаний.
	“Они решили подзаработать на чужой ностальгии”, – решил про себя  Лу. 
	–Конечно, как любое стильное и чистое развлечение это не дешево, – вслух согласился с ним бульдог. – Вас проводить?
	Лу согласился, хотя уже представлял исход – получасовое блуждание по пыльным закоулкам собственных воспоминаний.
	–Я вас подвезу, – торопливо предложил “бульдог”. – Если вы решитесь прямо сейчас.
	–Прямо сейчас, – как зачарованный повторил Лу.
	Он хотел всего лишь отвлечься от неприятностей, от старых ранящих воспоминаний, пусть даже таким нелепым способом. Ментальный притон оказался аккуратно обустроенным угловым помещением в большом здании на городских задворках. Вывески не было, если не считать большого, старинного вида фонаря, источавшего зеленоватый свет. Лу  расплатился заранее, сунув купюры девушке, бледной и худой, но с красивыми ресницами и правильным овалом совсем еще юного лица.
	–Сейф для клиента?
	–Мы не держим шкафчиков, но если хотите, можете запереться изнутри. Не смущайтесь, вам не будет плохо. Вся процедура безопаснее душа.
	Лу недоверчиво ухмыльнулся. Он вошел и тщательно закрылся, не потому, что боялся ограбления, а чтобы отсечь чужое и ненужное внимание. Потом сел – затылок пришелся на удобную подставку, металлические контакты даже сквозь волосы холодили голову. Кроме этих контактов, кресло ничем особенным не отличалось. Расслабления не было. Лу закрыл глаза и попытался настроиться на воспоминания, но не нашел в них ничего приятного. “Новых развлечений не бывает”, – произнес он вслух. Вроде бы, кто-то ответил издалека – очень старой  шуткой. Замельтешили полузнакомые лица и тревожные мысли, но Лу  отмахнулся, понемногу сортируя сигналы на важные и остальные. Он видел прошлые годы учебы, но так, как будто все затянула полупрозрачная ячеистая пелена. Потом сквозь безобидное прошлое проступила совсем другая реальность.
	Шел очередной день войны. Было жарко. Неизвестное существо, может быть, истомленный жаждой шакал, гнусавило  в кустах. Кустарник сбросил листву,  эта листва бурым мусором валялась где попало. Человек в форме армейского капеллана сквозь стекло машины изучал двух незнакомых беженцев. В этом наблюдателе Лу узнал самого себя – в полный рост, загорелого и усталого, с пятном бурой пыли на щеке.
	–Два-три дня, и эти бездельники окажутся в столице, – с легкой завистью сказал Лу-который-был-во-сне.
	Капитан Мирс легко согласился.
	“Я внутри сна, который видит мой бывший командир, – понял настоящий капеллан. – Это картина войны с Иллирой”. 
	Пространство, наполненное жарой, вдруг исчезло. Потянулись бесконечные переходы, стены, обшитые металлом и пластиком.
	–Лу! – раздался  надсаженный голос.
	Голос был отчетливым, но почти неузнаваемым, и оттого страшным.
	–Лу, ты хорошо слышишь меня?
	–Да. Слышу, командир. Ты где сейчас – в столице?
	–Нет.
	–В Иллире?
	–Друг, спаси меня. Я сам не знаю, где нахожусь. Я не пьян. Пожалуйста, поверь мне, Лу.
	– Мы давненько не виделись.
	–Меня похитили.
	–Что?
	–Свяжись с нашей военной администрацией в Иллире. Или сходи в свою конгрегацию --  у тебя  хорошие связи. Люди из конгрегаций влияют на всех. Добейся, чтобы прислали боевую группу и освободили меня.
	–Мирс, ты не шутишь? Я не могу ссылаться на то, что видел во сне, меня поднимут на смех. Кто тебя захватил? Иллирианцы?
	– Нет, это какая-то новая секта,  а, может быть, и старая, не поймешь. 
	–Где тебя прячут?
	–Место называется Цитадель, – убитым голосом сказал Мирс. – Мне плохо, Лу, а будет еще хуже. Они замучат меня, как пить дать, замучают. Я кончины  не  боюсь, но бывает такая кончина, которая  совсем не подходит для солдата.
	–Я тебя не брошу. Сделаю все, что сумею. А ты попробуй мысленно связаться с другими нашими парнями. Они подавляют иллирианской сопротивление и могут без проволочек вломиться, куда нужно. Сколько врагов вокруг тебя? 
	–Много. Но я не могу ни с кем связаться, Лу… Ты первый. Наверное, и последний. Что-то глушит мои сигналы. Я знаю, что сплю. Наш разговор привиделся мне. И все-таки, ради нашей прошлой дружбы, пожалуйста, попытайся…
	Видение прекратилось, остался лишь образ темного, огороженного пространства и стен, сплошь покрытых  процарапанными строчками на двух языках.
	Пот стекал по вискам Лу и по контактам устройства. В офисе бледная девушка с изумлением уставилась на перекошенное лицо клиента.
	–Вы в порядке?
	–Сколько стоит аппарат? А, впрочем, не важно. Я плачу пять тысяч, все свои свободные средства, и покупаю его. Мало? Если вы не довольны, можете жаловаться в полицию. И не смотрите на меня так. Я знаю, что ваш босс легко сделает другую машину…  
	(“Гюри! Гюри! Вызови охрану”, – пронзительной трелью крикнула девица) 
	–…я знаю, что такие, как вы, всегда окажутся на плаву, может быть, у вас есть купленные чиновники, но если вы попытаетесь вышвырнуть меня сейчас, то позже узнаете, что влияние конгрегации Разума – не пустая иллюзия.
	(“Гюри! Гюри! Надо еще проверить, есть ли у этого подонка деньги…”)
	
	…Лу гнал машину домой, аппарат,  разобранный и укутанный поролоном, ждал своего часа в багажнике. “Что я могу? Что  значу? Мы беремся направлять судьбы мира, но не в состоянии оказать помощь ближним своим. Впрочем, кто для меня Мирс? Только бывший сослуживец, быть может, он был пьян, а я оказался свидетелем чужого кошмара”.
	На следующий день Лу отправился в конгрегацию Разума и встретился с епископом Румиком, старым знакомым.
	–Секта новая? – брезгливо переспросил тот. – Вы меня удивляете. Нет, не тем, что на планете отыскалась еще одна горстка извращенцев, скорее тем, что из-за нее вы прервали более важные дела. Хотите знать статистику? Каждый год, в одной только нашей республике возникает не менее трехсот новых “негативных” сект, примерно такое же количество распадается… Люди предаются ереси по глупости и прекращают предаваться от непостоянства. Налицо единственный малозначащий факт – сон, который вы видели в притоне.
	Румик злился, но связался со знакомыми в Департаменте Регистрации. Капитан Мирс  числился там пропавшим без вести, семья, получив положенные компенсации, уехала на юго-западное побережье. Лу решил не тревожить женщину зря. Использовав купленный аппарат, он попытался восстановить мысленную связь с Мирсом,  но раз за разом потерпел сокрушительное поражение. “Или я обманывал сам себя?”
	Теперь он проводил мучительные дни в городе,  будто погруженный в вязкую мглу. Дела в Конгрегации не клеились. Телепаты, которые работали за деньги, все, как один, отказались от заказа, хотя суммы предлагались приличные. В конце концов Лу решил отбросить мистическое  восприятие мира, и  обратиться к холодной логике. Румик, который снова принял Лу,  уже смирился со странностью подчиненного:
	–Разум милосердный, как вы утомили меня, уважаемый брат, со своею “железной логикой”. Я неплохо знаю эту публику, ментальных извращенцев разных мастей. Без сомнения, ваш друг пал их жертвой, но пропал-то он за границей, в самый смутный момент, когда люди там гибли как мухи. Мирс не гражданское лицо, а солдат, риск – его профессия. Он воевал и  погиб в районе боевых действий. Так кто поверит, что ситуация не нормальна? Если основываться на иллюзиях, можно решить, что Мирс не существовал вообще… Ну, ну не обижайтесь. Я всецело на вашей стороне. Идите, объясняйте, просите. Чиновники народ консервативный.  Возьмите рекомендательное письмо. Сходите-ка к Вэнсу. 
	–Ого, к самому Вэнсу! К экс-министру.
	–У него частный архив.  Возможно, есть сведения о таинственных исчезновениях. Постарайтесь вести себя убедительно. Докажите, что проблема имеет общий характер и не относится к числу вымыслов. Вэнс еще и известный в высоких кругах эксперт, поэтому лучше, если он окажется на вашей стороне…
	Может ли один человек переломить ход событий? Лу не считал таким человеком себя. Он все же встретился с Вэнсом на его загородной вилле. Легендарный политик в отставке оказался худым сердитым стариком, одетым в дорогой костюм. Двое телохранителей  (мужчина и женщина), не скрываясь, находились  рядом с ним, и это выражение недоверия отчасти обижало гостя.
	Вэнс, впрочем, выслушал гостя  внимательно и ответил взвешенно.
	–Скажите мне с полной искренностью, этот ваш друг Мирс был очень смелым человеком?
	Лу  задумался, ему не понравилось категорическое “был”.
	–В таких случаях принято отвечать “да”, сомнения в храбрости считаются оскорблением. Но с Мирсом особый случай и вежливость тут не нужна. Он  оценивает опасность чисто рассудочно и старается действовать рационально. Про таких говорят, нервов, мол, не имеет, он и в самом деле  очень смел.
	–Насколько неприятной должна быть смерть, чтобы испугать Мирса как следует?
	–Очень и очень мучительной. Впрочем, его верования не исключают самоубийства. 
	–И, все-таки, он просил о помощи и пытался дотянуться до вас, хотя не мог не понимать, что шансов почти не имеет.
	–Что-то надломило его.
	–Что?
	–Страх.
	Пока хозяин дома  размышлял, телохранители рассматривали гостя, даже не пытаясь скрыть профессионального интереса.
	–Забудьте, – тихо посоветовал Вэнс.
	–Вычеркнуть сослуживца из памяти?
	–Все, все, и его тоже. В сущности, ваш друг уже  мертвец.
	–Простить врагов своих?
	–Ни в коей мере. Просто вам эта история не по зубам. Продолжите искать – рисуете разделить судьбу друга. Временно отступите, однако, не отчаивайтесь. Рано или поздно  тайное сделается явным, и вы переосмыслите свои воспоминания сполна. Важно лишь продержаться живым достаточно долгое время.
	–Вы навязываете мне еще одну разновидность предательства.
	–Как вам угодно, но придется выбирать, кого предавать – Мирса или самого себя. В конце концов, вы жить хотите?  если хотите, вот вам мой совет отпыного человека  – уезжайте-ка на время в отпуск. И побыстрее, пока еще  время есть.
	–Спасибо.
	Капеллан пожал сухую ладонь старика и вышел под хмурое зимнее небо. 	“Мы тронули силы, с которыми справиться не можем. Да что там справиться..  мы не умеем их даже понять”.
	Капеллан вел свой кар, наблюдая за унылым пейзажем – камни, свинцовые волны, густой лес на вершине холма. У поворота незнакомый парень приветливо махнул рукой и плюхнулся на сиденье притормозившей машины. Мысли его не читались.
	–Вас подбросить?
	–Только до окраины.
	Капеллан те временем переживал чувство, граничившее с отвращением к самому себе. Он попытался рассказать свою историю случайному попутчику, тот слушал охотно, но поддакивал невпопад.
	–Тошнит, укачало – в конце концов смущенно признался пассажир. – Пожалуйста, остановитесь. Это все вчерашняя вечеринка.
	Он, и впрямь, побледнел и выглядел скованным. Лу приткнул кар почти что к откосу.
	–У вас не отравление? Я могу чем-нибудь помочь?
	–Ничем, – ответил парень, и в этот миг капеллан ощутил короткий тычок ножа под ребра.
	“Вот и все. До меня добрались”. 
	Он прикинул, в какой орган  вошло лезвие. Парень, повернувшись спиной, шумно шарил  на сиденьях, под сиденьями и в карманах чужой, сброшенной куртки. Капеллан сжал рукоять ножа и осторожно потянул его из раны...
	Потом он очнулся и видел небо, мокрое и унылое, небо перемещалось рывками, по-видимому, убийца тащил свою жертву вниз по откосу. Кровь на боку  свернулась, образовав жесткую корку. Очень хотелось пить. Вода была  рядом, но совсем не годилась для питья – это была горько-соленая влага моря. Сброшенный в залив Лу медленно поплыл, неподвижно лежа на спине, словно распластавшаяся бабочка. Убийца, видимо, не отыскал того, на что рассчитывал, поскольку через короткое время он вернулся,  вошел  в воду и брезгливо потянул безжизненное тело к себе.
	–Ух, как плохо. Небрежная работа, – посочувствовал капеллан. – Совсем поганая.
	Парень изумился всего лишь на мгновение, но и этого оказалось достаточно. Чужой разум открылся  во всех мелких, обыденных  грязных подробностях, а Лу атаковал, лишь максимально усилив неприятные воспоминания.
	Убийца рухнул в воду. 
	Адепт Разума  нашел чужую шею и придавил ее, не позволяя противнику вынырнуть. Они так и барахтались на мелководье, до тех пор, пока враг не прекратил сопротивление. Тогда Лу выпустил его и дал отдышаться, одновременно не позволяя парню восстановить мысленную защиту.
	–Вы перестарались. Не надо было трогать меня. Если Мирс еще жив, тебе придется  вернуть его назад. 
	Противник, сидя по пояс в воде, некоторое время кашлял, а потом уставился на свою бывшую жертву с неописуемым,  неподдельным изумлением.  В выражении  физиономии, как  с запозданием понял Лу, не было ничего инфернального, мистического, вообще ничего, кроме чисто уголовного разочарования. 
	–Какой-такой еще Мирс? – хрипло выдавил схваченный. – Сутенер из южных кварталов? Нет, тот точно был Бирс, его уже два года как пришили. А ты из которых придурков происходишь? Мутант? Ух ты! Вот ведь невезуха мне с тобой... Наверное, пальцы и уши умеешь отращивать, а все ж попади я ножиком на два сантиметра  повыше, был бы тебе звездец. Вещички в машине хорошие, да только наличности не было. Не знаю я никакого Мирса...